Ю. М. Грошовий, академік Академії правових наук України, доктор юридичних наук, професор, заслужений діяч науки I техніки України B. C - страница 5

^ Осмотр места происшествия
При расследовании преступлений названной категории на на­чальных этапах места происшествия в криминалистическом пони­мании не существует. Речь может идти только о предполагаемом месте события преступления, а следовательно, о комплексе следов, которые могут дать представление о том, что место события и есть местом происшествия. Чаще всего в связи с возникновением вер­сии об убийстве лица заявителем, а также для выяснения иных обстоятельств, связанных с исчезновением лица (обнаружением следов пальцев, принадлежащих ему, одежды, отдельных предметов постоянного ношения, необходимо произвести осмотр жилища или иных помещений — надворных построек и пр.). Такой осмотр необходимо производить и в тех случаях, когда нет основания подо­зревать лицо в совершении преступления, в целях получения наи­более полной информации о лице, ранее там проживавшем, обста­новке, интересах и т. п.

В ситуациях, когда есть основание подозревать заявителя или иное лицо в совершении убийства, осмотр места происшествия (жи­лища) производится до возбуждения уголовного дела. По результа­там осмотра следователь может сделать вывод о месте совершения убийства и о лице, его совершившем. Связь места происшествия с совершенным преступлением выражается в следующем:

1) преступление совершено с помощью оставшихся на данном месте или изъятых с этого места орудий;

2) преступление направлено на лишение жизни потерпевшего;

3) на месте происшествия остались следы действий преступни­ка или предметы, принадлежащие преступнику;

4) характер обстановки и ее условия определили выбор преступ­ником способа действия и повлияли на достижение им преступ­ной цели;

5) на месте осмотра остались вещи, без которых исчезнувший не мог покинуть место своего пребывания.

Если общей задачей осмотра является получение информации о событии преступления, то его частными задачами становится установление комплекса данных, свидетельствующих о событии преступления и лице, его совершившем. В этом плане предпола­гается решение следующих традиционных вопросов:

1) является ли место осмотра местом совершения преступле­ния, местом сокрытия трупа или местом, содержащим следы пре­ступления;

2) каким способом совершено убийство, каков способ его сокры­тия и каковы пути удаления трупа потерпевшего с места преступ­ления;

3) сколько было исполнителей преступления;

4) какие изменения были внесены в обстановку места проис­шествия;

5) сколько времени преступник находился на месте происше­ствия;

6) время, когда было совершено убийство;

7) какие предметы были изъяты преступником с места проис­шествия;

8) какие предметы, следы оставил преступник на месте преступ­ления;

9) какие следы с места происшествия могли остаться на пре­ступнике, на его одежде, теле, орудиях преступления;

10) кто мог быть свидетелем совершенного преступления ¹?

1 Колмаков В.П. Расследование убийств: Лекция для студентов. М.: ВЗЮИ, 1958. С. 39—41.

При этом следует отметить специфику осмотра места проис­шествия, в том числе и при расследовании убийств «без трупа». Она состоит в следующем: а) криминальная ситуация характери­зуется неопределенностью; б) осмотр места происшествия направ­лен на обнаружение доказательств, характер которых диктуется особенностями преступления, способом его совершения и сокры­тия; в) при получении той или иной информации следователь дол­жен решить вопрос о ее отношении к расследуемому преступлению и доказательственном значении. Специфика осмотра места проис­шествия, отличающая его от других следственных действий, за­ключается в способах получения информации и ее характере, вклю­чающей в себя получение неопределенного круга доказательств и необходимости решения вопроса об их относимости 2.

2 Коновалова В.Е. Правовая психология: Учебное пособие. Харьков: Основа, 1990. С. 78; Психология в расследовании преступлений. Харьков: Выща шк., 1978. С. 49—50.

Осмотру места происшествия может предшествовать ознаком­ление с обстановкой его, что позволяет определить:

а) имеющиеся противоречия в образе жизни потерпевшего с данными, полученными ранее;

б) изменения, предпринятые в месте жительства потерпевшего после его исчезновения;

в) возможные места нахождения следов преступления и веще­ственных доказательств.

Предварительное ознакомление с обстановкой предполагаемо­го места происшествия важно для возникновения у следователя еще до осмотра мысленной модели совершенного преступления. Такая модель является вероятностной, так как содержит отрывоч­ные, неточные представления о событии преступления. Однако, как правильно подчеркивает Б.Ф. Водолазский, знание следователем типичных следственных ситуаций, основанное на данных теорий криминалистики и жизненном опыте, дополняет ее мысленными образами, возникающими в сознании следователя с помощью во­ображения, и помогают ему представить всю картину преступного события 1. Такая модель является наметкой для поведения следо­вателя в процессе осмотра места происшествия, сосредоточивающая его внимание на определенных объектах, имеющих значение.

1 Водолазский Б.Ф. Психология осмотра места происшествия: Учебное посо­бие. Омск: НИ и РИОВШ милиции, 1979. С.20—25.

В процессе осмотра предполагаемого места происшествия це­лесообразно использовать систему тактических приемов, разрабо­танных В.Ю. Шепитько, особенно для случаев, когда событие пре­ступления не находит своего явного отражения в месте осмотра. Среди них: 1) сопоставление первичных данных с информацией места осмотра; 2) привлечение к участию в осмотре лиц, которые заявили об исчезновении близкого человека; 3) анализ признаков уничтожения следов; 4) анализ иной информации с места проис­шествия и ее сопоставление с установленными фактами. Назван­ные приемы, по мнению автора, позволяют следователю получить разъяснения от заявителя и иных лиц о происхождении тех или иных следов, выявить следы убийства, используя изменения, про­изведенные на месте происшествия, а следовательно, получить не­которое представление о личности преступника 2.

2 Шепитько В.Ю. Указ. соч. С. 114—117.

Приемы осмотра, предложенные В.Ю. Шепитько, по своему содержанию не соответствуют определению «приемов» в их кри­миналистическом понимании и значении, так как не содержат элементов деятельности (действий), а ограничиваются аналитичес­кой направленностью и мыслительной работой по сравнению ре­зультатов анализа. Последнее представляет интерес, так как дета­лизирует функции анализа при осмотре места происшествия, которому принадлежит доминирующая роль в отыскивании сле­дов преступления и их оценке.

При всех обозначенных приемах осмотра места происшествия нельзя игнорировать объективный метод осмотра, который пред­полагает:

а) детальный и последовательный осмотр всего, что находится на месте;

б) тщательный осмотр объектов, которые были принесены пре­ступником либо подвергались какому-либо его воздействию;

в) выявление так называемых негативных обстоятельств :.

1 Колмаков В.П. Следственный осмотр. М.: Юрид. лит., 1969. С. 149.

При осмотре помещения, которое, по предположению следова­теля, является местом убийства, особое внимание следует обращать на негативные обстоятельства, нарушающие по своему характеру и содержанию естественное развитие события. Негативные обсто­ятельства — это наличие или отсутствие материально фиксирован­ных следов или действий, которые в данных обстоятельствах мес­та и времени противоречат естественному ходу развития событий, причинной связи между явлениями и их последствиями 2. Много­образие негативных обстоятельств зависит от конкретных обстоя­тельств места и времени относительно различного вида преступ­лений. Они могут иметь место при хищении имущества в случаях, когда наличие документа явно противоречит утверждениям подо­зреваемого о том, что им не предпринимались финансовые опера­ции; при краже, когда обстановка события, в частности наличие «избыточных» следов, явно указывают на инсценировку; при убий­ствах, в которых содеянное маскируется естественной смертью либо несчастным случаем. Негативные обстоятельства имеют место во всех видах преступлений, где версия следователя по поводу харак­тера события обнаруживает противоречия, явно или скрыто выпа­дающие из логической цепи развития определенных действий, со­бытий, обычно причинно обусловленных. Проблема решения мыслительных задач, относящихся к выявлению негативных об­стоятельств, относится к общим проблемам уголовно-процессуаль-ного познания в процессе доказывания и требует более детального исследования. Однако применительно к рассматриваемому вопро­су она выполняет скромную роль.

2 Коновалова В.О. Негативні обставини i їx значения у розслідуванні злочинів//Рад. право. 1958. № 6. С. 55.

Наиболее целесообразно выделить ряд негативных обстоя­тельств, традиционно относящихся к месту происшествия при ис­чезновении лица, предполагаемого убитым. К ним можно отнес­ти: а) нахождение в месте осмотра одежды потерпевшего, предметов обихода и личных документов, без которых он не мог покинуть место жительства и которые находились бы при нем, если бы он был жив; б) производство в месте осмотра после исчезновения потерпевшего неоправданного ремонта (покраска полов в зимнее время, перенос стен); в) перестановка мебели, перевешивание ков­ров, изменяющее вид помещения; г) перенесение в другие места надворных построек, строительство новых, асфальтирование и бе­тонирование дорожек, посадка цветов — все это во время, когда в этом не было необходимости, и работы имели явно неоправданный характер; д) распродажа (тайная) личных вещей исчезнувшего в то время, когда органы уголовного розыска осуществляют свои действия; е) ничем не оправданное, показное чувство страдания о понесенной утрате при том, что окружающим были известны кон­фликтные отношения с потерпевшим.

Негативные обстоятельства могут быть явными и скрытыми 1. Явными в тех случаях, когда в процессе осмотра они логически не вяжутся, противоречат обстановке происшествия либо действиям определенных лиц, выполняемых после исчезновения потерпевше­го. Скрытые негативные обстоятельства могут быть установлены в результате специально проводимых исследований (судебно-меди­цинских, трассологических и др.). Например, обнаружение в ходе судебно-медицинского исследования травмы головы, повлекшей кровоизлияние, является негативным обстоятельством в случаях выявления лица, покончившего жизнь самоубийством путем по­вешения. Обнаружение следов сожжения головы потерпевшего в печке (остатки костей, принадлежавших человеку) также требуют наличия специальных знаний и являются негативным обстоятель­ством по отношению к версии подозреваемого о его непричастно­сти к убийству.

1 Коновалова В.О. Проблеми логіки i психології у слідчій практиці. Харків: Вид-воХДУ, 1965. С. 75.

Относительно негативных обстоятельств следует отметить еще одну позицию, которая может быть применена и к категории убийств, рассматриваемых в этом разделе. Речь идет о такой клас­сификации, как негативные обстоятельства, наличествующие там, где их не должно быть, и отсутствующие там, где по логике собы­тий они обязательно должны быть.

Так, наличие множественных ножевых ранений при обнаруже­нии трупа на железнодорожных путях с травмами от переезда поездом, однако травмами посмертного характера, является нега­тивным обстоятельством по отношению к инсценировке попада­ния под поезд. В тоже время отсутствие странгуляционной бо­розды, характерной для повешенного живым, при инсценировке самоубийства путем повешения также является негативным об­стоятельством по отношению к версии о самоубийстве. Следует отметить, что во всех случаях обнаружения негативных обстоя­тельств, они являются своеобразным компасом, указывающим направление расследования. В этом их огромная практическая ценность.

Нетрадиционным примером обнаружения скрытого негатив­ного обстоятельства по отношению к версии преступника являет­ся обнаружение в одном из следов расчленения трупа семилетней девочки следов секача (следы были обнаружены на хрящевой тка­ни и имели четкий характер), по которым впоследствии при про­ведении медико-трассологической экспертизы был идентифициро­ван секач, обнаруженный при обыске у подозреваемого. Скрытый характер негативного обстоятельства позволил изобличить преступ­ника в содеянном при минимальном объеме доказательственной информации.

Распознанию негативных обстоятельств может способствовать сопоставление полученной в процессе осмотра места происшествия или иных следственных действий информации с определенными аналогами преступлений. К ним могут относиться типовые при­знаки данного преступления: типовые способы совершения и со­крытия преступления; типовые черты личности преступника; ти­повые системы следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, предпринимаемых в подобных ситуациях. Несмот­ря на стандартизованность типовых аналогов и их известную ог­раниченность в познавательной деятельности, они могут выполнять функции ориентира в решении мыслительных задач и организа­ции расследования.

В процессе осмотра места происшествия действия следователя не ограничиваются обнаружением традиционных следов: крови, пальцев рук, орудий преступления. Определенное значение могут иметь находки микрочастиц — волокон, частиц ткани, порошинок, кусочков земли, семян растений и т. п., которые не могли быть замечены преступником. Поиск таких частиц важно осуществлять от участков их наиболее вероятного нахождения — малодоступ­ных участков пола, стен, мебели, одежды преступника.

Таким образом, место происшествия, в том числе и предпола­гаемое, всегда является комплексом доказательственной и улико­вой информации, способствующей расследованию преступлений — именно в этом и состоит его познавательный потенциал.

Наряду с производством первоначальных следственных дей­ствий, принимаются оперативно-разыскные меры. К ним в первую очередь относится розыск исчезнувшего лица. Интенсивность этой оперативно-разыскной меры и ее важность определяются вместе с общими задачами расследования еще и тем, что в последние годы количество лиц без вести пропавших увеличивается, как и число лиц, которые остаются не найденными.

Так, если в 1991 году в Украине без вести пропавшими были зарегистрированы 21 195 граждан, а из них остались неразыскан­ными 3105 человек, то в 1996 году в розыске находились 32 759 человек, остались неразысканными 5 279. В настоящее время по­добная статистика имеет тенденцию к увеличению 1.

1 По данным МВД Украины.

Главной задачей оперативно-разыскной деятельности является установление всех возможных источников информации, способству­ющей раскрытию преступления. К таким источникам могут быть отнесены данные о нахождении лица в том или ином месте, воз­можном его отъезде в определенную местность либо о намерениях отъезда, о времени исчезновения, лицах, пребывающих с исчезнув­шим в период, предшествующий его исчезновению, конфликтных отношениях с близкими людьми, друзьями, о личных качествах ис­чезнувшего (характере, темпераменте, скрытности, меркантильнос­ти, доверчивости и т. п.). В этой связи в объяснениях лиц, подав­ших заявление об исчезновении, необходимо выделить следующее: 1) приметы исчезнувшего (важно получить фотографию, относящу­юся ко времени, близкому к исчезновению); 2) обстоятельства ис­чезновения; 3) что по мнению заявителя произошло с исчезнувшим; 4) имели ли ранее место факты ухода исчезнувшего, каковы причи­ны таких уходов, отъездов; 5) каково состояние здоровья исчезнув­шего (болезни сердца, иные болезненные состояния; 6) наличие пси­хических расстройств (шизофрения, психопатия и др.). Полученная информация позволяет высказать предположение о наличии кри­минального события либо отсутствии такового. Это и определяет ха­рактер разыскных мер. К числу первых из них относятся меропри­ятия, имеющие проверочный характер: проверка в медицинских вытрезвителях; проверка в отделах внутренних дел лиц, задержан­ных за совершение правонарушений или преступлений; в медицин­ских учреждениях — лиц, доставленных на излечение либо попав­ших в автоаварию; в моргах медицинских учреждений как неопоз­нанных трупов; в приемниках-распределителях. Территория розыска определяется в зависимости от обстоятельств исчезновения и инфор­мации, полученной из различных источников.

В соответствии со статьей 2 Закона Украины «Об оперативно-разыскной деятельности» 2 разыскная деятельность осуществля­ется в двух формах: гласной, при которой информация может быть получена из открытых источников (истребование и изучение документов, проведение опросов лиц, с которыми контактировал ис­чезнувший, сообщение в органы массовой информации данных об исчезнувшем с экспонированием его портрета); и негласной, име­ющей своей целью получить подробную информацию об исчезнув­шем от лиц, которые по роду своей деятельности или отношений с исчезнувшим могут обладать информацией, скрываемой от дру­гих лиц.

2 Ведомости ВР Украины, 1992. № 22. С. 32.

По мере осуществления разыскных действий ряд вероятных причин исчезновения из мест возможного нахождения исключа­ется и внимание оперативно-разыскных и следственных органов сосредоточивается на исчезновении лиц, связанном с убийством.

При проведении разыскных действий их направление связано с двумя главными версиями: исчезнувший — жив, исчезнувший — мертв (убит). Проверка версии о том, что исчезнувший жив, осу­ществляется в течение пятнадцати лет. В этом плане исследуют­ся такие направления:

1) исчезнувший уехал — к друзьям, знакомым, родственникам, на учебу, на работу, скрылся от близких, от органов следствия, от администрации по месту работы, от кредиторов;

2) исчезнувший не покидал населенного пункта — находится у незнакомых лиц, получил травму, помещен в лечебное учрежде­ние под чужой фамилией, похищен с целью вымогательства либо продажи в другое государство.

В процессе проведения разыскных мероприятий тщательно изучается личность исчезнувшего, что позволяет моделировать его поведение и прогнозировать разыскные мероприятия.

^ 2.3. Построение версий и организация расследования

Построение версий

Расследование убийств «без трупа» имеет свою специфику, обус­ловленную ситуацией, характеризующейся крайней неопределен­ностью. В этом отношении само понятие «ситуация» употребля­ется в двух значениях: как период накопления доказательственной информации и как уголовно-процессуальный регламент, с которо­го начинается расследование. Первая ситуация, трактуемая как криминальная, обычно связана с заявлением об исчезновении лица безо всяких на то оснований, с подозрением на то, что лицо в ре­зультате болезни, психического состояния, неправильного понима­ния обстановки скрылось либо было похищено с различными це­лями — вымогательства, продажи, использования на каких-то работах. Подобная ситуация имеет место до возбуждения уголов­ного дела.

В тех случаях, когда у заявителей есть основания полагать, что исчезнувшее лицо убито, возбуждается уголовное дело, и комплекс информации как следственной, так и оперативно-розыскной, созда­ет следственную ситуацию, отличающуюся от криминальной своим процессуальным характером и доказательствами, получаемыми в процессуальной форме. Обратимся ко второму виду ситуации, кото­рая сформирована в общем как «исчезнувшее лицо убито».

В криминалистической литературе указывается на то, что в ситуации, имеющей место на начальном этапе расследования, вы­деляются компоненты информационного характера, определяющие направление и содержание дальнейшей деятельности следователя. К ним в методике расследования убийств «без трупа» относятся следующие:

1) обстоятельства исчезновения потерпевшего и возможность розыска преступника по горячим следам;

2) имеющиеся следы преступления, иные доказательства и не­обходимость их экспертного исследования;

3) данные, характеризующие личность потерпевшего и возмож­ность установления круга лиц, имеющих мотивы для совершения убийства;

4) данные о поведении заявителя и других заинтересованных лиц и возможность немедленного проведения допросов и обысков;

5) одновременное производство первоначальных следственных действий и тактических операций, а также оперативно-розыскных мероприятий 1.

1 Бахин В.П. Понятие и виды следственных ситуаций / В кн.: Советская криминалистика: Методика расследования отдельных видов преступлений. К.: Выща шк., 1988. С. 18.

Следственная ситуация обычно характеризуется объемом, содер­жанием и достоверностью информации об исследуемом событии, а также сведениями о характере и местонахождении иных источ­ников доказательств. Применительно к данной теме, в зависимос­ти от обстоятельств исчезновения можно выделить следующие ситуации: а) потерпевший ушел из дома и не вернулся; б) потер­певший уехал в командировку (на заработки) и не вернулся; в) потерпевший ушел (уехал) к родственникам, друзьям, знакомым и не вернулся; г) потерпевший вместе с другими лицами покинул место пребывания и не вернулся; д) потерпевший исчез по пути следования; е) потерпевший уехал из дома, прибыл к месту назна­чения, но не вернулся; ж) потерпевший — ребенок вышел гулять и исчез 2.

2 Баев О.Я., Одиноких А.С. Расследование убийств, сопряженных с сокрыти­ем трупа / В кн.: Расследование отдельных видов преступлений. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1986. С. 65—82.

Как отмечается в отечественной и иностранной литературе \ та или иная ситуация является основой для выдвижения следствен­ных версий. Их цель — установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, и их уголовно-правовых признаков, необходимых при квалификации действий преступника. Однако не менее важны и криминалистические признаки преступления, которые имеют зна­чение при определении направления расследования, поиске, соби­рании и исследовании доказательств.

1 См. Landy F.I. The volidity the interview in police officer selletion — J.Appl.Psychol, 1976. P. 193—197; Lefkowitz I.Industrial — organizational psychology the police. — Amer.Psychol.1977. Vol.32. P. 346—364.

Типовыми следственными версиями при расследовании убийств «без трупа» являются: а) исчезнувшее лицо убито близкими людь­ми; б) исчезнувшее лицо убито посторонними. Основаниями для первой версии являются:

1) обстоятельства исчезновения потерпевшего;

2) враждебные или неприязненные отношения у него в семье либо с кем-нибудь из близких;

3) нелогичное поведение, действия или высказывания родствен­ников после исчезновения потерпевшего;

4) прямое указание заявителя или других лиц на то, что пре­ступление совершено кем-то из родственников или близких потер­певшему лиц;

5) явно просматривающийся корыстный мотив преступления.

Сходные основания для выдвижения версии о причастности к убийству исчезнувшего его родственников или близких лиц на­зывает Н.А. Селиванов. К таким основаниям он относит:

а) остроконфликтные отношения исчезнувшего с подозрева­емым (на почве ревности, неудовлетворенности супружеской жиз­нью, дележа жилплощади, наследства, расходов на содержание ре­бенка и пр.);

6) противоречия в объяснениях относительно причин и обсто­ятельств исчезновения потерпевшего, которые подозреваемый дал разным лицам, или расхождение его сообщений с точно установ­ленными фактами при исключении заблуждения;

в) поведение близкого человека, характерное для виновного в убийстве, например: непринятие мер к розыску исчезнувшего, про-говорки о его кончине, неумеренно-опасливый интерес к ведуще­муся расследованию, поступки, логичные лишь при уверенности в официально еще не установленной смерти исчезнувшего, распро­дажа его имущества, вступление в новый брак и т.п. 2.

2 Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Убийство: как его раскрыть? М.: Манускрит, 1994. С. 128.

Второе направление версии — «убийство совершено посторон­ними лицами» в своей основе содержит следующие данные:

а) отсутствие среди близких исчезнувшего лиц, заинтересован­ных в его смерти;

б) наличие достоверных данных об отъезде потерпевшего в каком-либо направлении;

в) имевшиеся при потерпевшем в момент отъезда значитель­ные ценности, на которые мог посягнуть неизвестный преступник. Проверки названных версий осуществляются параллельно, чтобы избежать увлечения одной из них.

При рассмотрении познавательной функции следственной вер­сии, можно отметить две ее стороны: первая — это логика мысли­тельной деятельности, вторая — действия, направленные на про­верку результатов мышления. Версия конструируется на базе фактических данных, полученных к тому времени следователем. В связи с тем, что при расследовании убийств «без трупа» инфор­мационная база на начальном этапе расследования недостаточная, возникает вопрос об обоснованности выдвинутых следственных вер­сий. На этапе построения следственных версий значение критерия «обоснованность» относительно, поэтому использование его для оп­ределения того, какая из версий перспективнее, может привести к ошибкам в направлении расследования. Оценка следователем име­ющихся данных может быть приближенной, более того, часто об­стоятельства исчезновения человека не позволяют однозначно тол­ковать те или иные факты.

Обоснованность версии в случаях недостаточной информации зависит от опыта и знаний следователя, которые позволяют ему правильно и быстро решать многочисленные мыслительные зада­чи, связанные со сложными ситуациями расследования 1.

1 Коновалова В.О. Планування як принцип наукової організації слвдчої діяльності//Рад. право. 1970. № 4. С. 56.

Ограниченность исходной информации дает возможность вы­двинуть предположение о различных криминальных причинах ис­чезновения потерпевшего, при этом выдвигаются типовые след­ственные версии, теоретически разработанные для рассматриваемой категории преступлений. Типовые версии определяются как научно обоснованные объяснения фактов, характерных для совершения и сокрытия всех (или многих) преступлений данной категории.

Их значение состоит в ориентировании следователя относитель­но возможных направлений обнаруженных доказательств в усло­виях завуалированности преступления либо отсутствия его явных признаков 2.

Коновалова В.Е., Пчелкин В.Д. Следственные версии как основа планирова­ния хищений социалистического имущества / В сб.: Проблемы социалистичес­кой законности. Харьков: Выща шк., 1984. Вып. 14. С. 55.

Типовые следственные версии выдвигаются относительно мес­та, способа совершения и сокрытия преступления, его мотивов, личности преступника.

Что касается места совершения преступления по исследуемой категории преступлений, то типовые следственные версии сводят­ся к следующему:

— преступление совершено по месту жительства потерпевшего;

— по месту проживания родственников или близких ему лиц;

— на рабочем месте потерпевшего;

— по пути следования;

— в ином месте.

Способ сокрытия преступления (в данном случае — трупа) так­же имеет типовые следственные версии. К ним можно отнести:

— захоронение на территории приусадебного участка путем закапывания в землю, заливания бетоном, помещения в выгребную яму, замуровывания в стену и пр.;

— захоронение вне территории дома или приусадебного участ­ка, в поле, лесу, болоте, реке, заброшенной шахте, карьере и т.п.;

— сокрытие трупа путем растворения его в кислоте, извести, сожжения, помещения расчлененных частей в труп иного лица.

Типовые следственные версии относительно личности преступ­ника предусматривают такие категории:

— преступление совершено родственниками или близкими потерпевшему лицами;

— преступление совершено лицами, с которыми потерпевший имел деловые, дружественные или иные отношения;

— преступление совершено знакомым лицом, проживающим с потерпевшим на одной улице, в одном селе, в доме, расположен­ном неподалеку;

— преступление совершено посторонними лицом (лицами).

Названные версии наиболее типичны для ситуации, в которой «потерпевший ушел из дома и не вернулся».

Однако в случаях, когда потерпевший исчез в пути следования в машине, поезде, самолете, могут быть выдвинуты версии о лично­сти преступника из числа лиц, которые сопровождали потерпев­шего либо встречающими прибывших. Это, как правило, лица, с которыми потерпевший распивал спиртные напитки, играл в азарт­ные игры, вступал в конфликтные отношения, возникающие по различным поводам.

Одной из систем типовых версий, имеющих значение для рас­следования убийств «без трупа», являются версии о мотивах со­вершения преступления. Сюда входят убийства, совершенные:

— с корыстной целью;

— из ревности;

— из мести;

— из стремления избавиться от необходимости заботиться о потерпевшем;

— из желания выйти замуж (жениться) за другого человека;

— во время (после) ссоры на почве личных неприязненных отношений;

— с целью сокрытия другого преступления.

Приведенный перечень типовых версий не является исчерпы­вающим, мотивом убийства может быть зависть, желание занять освободившуюся должность, стремление уехать в командировку за границу на длительный срок вместо другого лица и т.п.

Наряду с перечисленными мотивами нельзя не отметить так называемые безмотивные преступления, в том числе и убийства, где совершаемое на определенном уровне не осознается и проис­ходит импульсивно. К таким злодеяниям относятся убийства, совершаемые в состоянии сильного душевного волнения (физио­логический аффект), а также из внезапно возникших побуждений (хулиганство) и др. Правильно отмечает А.Ф. Зелинский: «Если в силу различных причин сознание «не срабатывает», субъект дей­ствует импульсивно... Активность в таком случае возникает под непосредственным воздействием актуальной потребности и ситу­ации, минуя сознательный волевой контроль. Возникшее намере­ние сразу переходит в действие без попыток взвесить социальный характер деяния» 1. Приведенное утверждение подкрепляется при­мером, когда двадцатилетний С., проснувшись от того, что мать ножницами обрезала его длинные волосы, этими же ножницами в гневе убил ее.

1 Зелинский А.Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. Харьков: Выща шк., 1986. С. 75—76.

В конструировании следственных версий при расследовании убийств «без трупа» определенное значение имеют предположения по аналогии — сходстве отдельных признаков следственной ситу­ации, сложившейся на начальном этапе расследования.

Нельзя исключать случайного совпадения признаков, однако в преимущественном числе наблюдений механизм деятельности преступника в ситуации убийств «без трупа» во многих позициях сходен, фантазия преступника небезгранична, действия подверже­ны традиционной логике сокрытия преступления и потому одно­типны. Последнее позволяет на основе анализа признаков преступ­ления не только конструировать версии как следственные, так и разыскные, но и формировать научные представления, относящие­ся к методике расследования названной категории преступлений.

В этой связи в литературе отмечается, что при расследовании убийств «без трупа» можно выделить ряд признаков, присущих выдвигаемым версиям. К ним относятся такие положения:

а) версии конструируются на основе анализа заявления и ма­териалов проверки по факту исчезновения лица;

б) в основу версий могут быть положены типичные версии, а также аналогичные ситуации;

в) версии касаются в большинстве случаев значительного чис­ла лиц;

г) версии характеризуются сложностью, определяемой отсут­ствием трупа потерпевшего и информации о месте преступления 1.

1 Булулуков О.Ю. Методика расследования убийств при отсутствии трупа. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1996. С. 131.

Как и во всех других случаях расследования убийств, по ана­лизируемой категории версии проверяются параллельно. Избрание следственных действий, направленных на проверку версий, осуще­ствляется с учетом обстоятельств, подлежащих установлению, а также доказательств, имеющихся в распоряжении следователя. Проверка следственных версий начинается с проверки выведенных из версии следствий, которые трансформируются в обстоятельства, подлежащие выяснению. Объясняется это тем, что неизвестные об­стоятельства можно определить, только поставив вопросы, вытека­ющие из выведенных следствий. В процессе проверки версии вы­веденные из нее следствия могут совпадать с фактами, имеющими место в действительности. Такое совпадение недостаточно для обо­снования выдвинутой версии. В каждом случае расследования проверка выведенного следствия может приблизить к достоверно­му знанию лишь в том случае, когда основания следствий имеют причинную связь с событием преступления.

При расследовании убийств «без трупа» нередко возникает ситуация, когда невозможно достоверно обосновать какую-то одну версию. В таких случаях необходимо доказывать ее истинность путем исключения всех других версий. При таком доказывании версии, обязательным условием является исчерпывающий харак­тер выдвинутых версий, в противном случае вся логическая убе­дительность метода исключения будет утрачена 2.

2 Коновалова В.О. Проблеми логши i психологи у слвдчш практиць Харк1в: Вид-во ХДУ, 1965. С. 59; Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Указ. соч. С. 79—80.

В ходе проверки следственных версий может сложиться ситу­ация, когда все выдвинутые версии не найдут своего подтвержде­ния и будут отвергнуты следователем как ошибочные. Причиной тому становится либо просчет следователя, либо упущение какой-либо из версий, имеющей право на существование.

Следственная версия может быть признана достоверной в та­ких случаях:

а) относительно проверяемого обстоятельства выдвинуты и проверены все возможные предположения;

б) все версии, кроме одной в процессе проверки опровергнуты;

в) все выводимые из версии следствия установлены в реальной действительности;

г) подтвердившаяся версия находится в полном соответствии с другими материалами дела ¹

1 Пантелеев И.Ф. Учение о криминалистических версиях / В кн.: Крими­налистика; Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М.: Юрид. лит. 1988. С. 64—68.

Выдвижение всех следственных версий является решающим фактором в расследовании убийств «без трупа».

^ 2.4. Назначение и производство судебных экспертиз

Большое значение при расследовании убийств «без трупа» имеет производство судебных экспертиз. По своей направленности и предмету исследования они могут быть самыми разнообразными — от почерковедческой до генной, от трассологической до судеб-но-баллистической. Обращение к экспертным исследованиям по этой категории преступлений обусловлено следственной ситуаци­ей, количеством и видом доказательственной информации, анализ которой может привести к заключению о необходимости производ­ства экспертизы в целях получения данных, проливающих свет на те или иные обстоятельства совершенного преступления.

Практика расследования убийств, в том числе производства судебных экспертиз, проводимых при расследовании таких преступ­лений, позволила сформировать представление о своеобразных типичных комплексах экспертиз, назначаемых в традиционных ситуациях. Это положение относится и к производству экспертиз при расследовании других видов преступлений. Так, известно, что при расследовании хищений, связанных с подделкой документов, как правило, назначаются судебно-бухгалтерские экспертизы, по-черковедческие, экспертизы, связанные с технико-криминалисти­ческим исследованием документов. При расследовании преступ­лений против жизни человека традиционные судебно-медицинские экспертизы, биологические, дактилоскопические, экспертизы мате­риалов и веществ, медико-трассологические и др.2

2 Грузкова В.Г. О типичных комплексах (блоках) судебных экспертиз / Тез. науч.-практ. конф. Современные достижения науки и техники в борьбе с преступ­ностью. Минск: НИИПКК и судебных экспертиз, 1992. С. 119.

В процессе же расследования убийств «без трупа» названная типичная комплексность хотя и существует, однако в столь размы­тых границах, что отнести ее к традиционным представляется вряд ли возможным. Так, отсутствие трупа, который до конца расследо­вания не обнаружен и может оставаться вообще не обнаруженным ввиду его уничтожения, исключает такую традиционную при расследовании убийств, как судебно-медицинскую. Отсутствие писем, записок, телеграмм, поступающих в адрес заявителя об ис­чезновении человека, исключает производство почерковедческой экс­пертизы, которая при различных ситуациях события может иметь место и т.п.

Назначение судебных экспертиз при расследовании убийств «без трупа» жестко связано с ситуацией события и со следственной ситуацией, в которых могут иметь место материалы, требующие исследования как до обнаружения трупа исчезнувшего, так и пос­ле его нахождения.

Наиболее часто встречаются экспертизы, проводимые на началь­ном этапе расследования до обнаружения трупа. К ним можно отнести криминалистические и судебно-медицинские экспертизы вещественных доказательств и следов, а также иные экспертизы. К числу криминалистических экспертиз относятся судебно-трас-сологическая, дактилоскопическая, почерковедческая, автороведчес-кая, материаловедческая, судебно-баллистическая, экспертиза холод­ного оружия. Названные экспертизы могут проводиться и после обнаружения трупа потерпевшего в зависимости от нужд следствен­ных органов и необходимости расширения объема доказательствен­ной базы. В практике расследования преступлений названной категории достаточно часто проводится дактилоскопическая экспертиза, в целях установления следов пальцев рук исчезнувше­го для последующей идентификации трупа. Дактилоскопическая экспертиза может быть проведена и в тех случаях, когда следов пальцев рук потерпевшего на месте его пребывания не обнаруже­но, однако он подвергался ранее уголовной регистрации. Эти мате­риалы используются для сравнения тогда, когда будет обнаружен труп и необходимость его идентификации окажется важной для установления тождества последнего.

Наряду с упомянутой ранее экспертизой в преступлениях рас­сматриваемой категории значительное место принадлежит произ­водству почерковедческой экспертизы. В случаях исчезновения человека при подозрении на то, что он убит, нередко со стороны заявителя, совершившего преступление, в целях сокрытия злодея­ния и для создания видимости, что потерпевший жив, от его име­ни в адрес заявителя либо родственников и друзей направляются письма, телеграммы, даже отсылаются посылки якобы для детей.

Преступник в этих случаях рассчитывает на то, что следствен­ные органы прекратят расследование, имея в виду те же причины, которые приводятся в письмах («хочу некоторое время пожить один (одна), хочу заработать денег» и т.п.). Могут быть и более катего­ричные письма о том, что лицо никогда не вернется по различным причинам. Поскольку практика розыска знает такие случаи как действительные, поэтому данные следственными органами проверяются. Основаниями для проверки являются возникшие подозре­ния о причастности к написанию писем лица, совершившего пре­ступление. В целях установления полученных данных как досто­верных, наряду с осуществлением разыскных действий, назначается почерковедческая экспертиза для установления личности, изгото­вившей текст письма. Для этого потребуются сравнительные ма­териалы (письма, заявления, листки по учету кадров и другие до­кументы), написанные исчезнувшим, и письмо, адресованное получателю. Результаты такого исследования могут в одних слу­чаях подтверждать то, что приславший письмо жив, и текст подго­товлен им, в других случаях, что бывает чаще, опровергает тот факт, что письмо написано отправителем, то есть потерпевшим. Получе­ние такого результата является основанием для задержания по­дозреваемого и проведения других следственных действий, связан­ных с раскрытием убийства.

Преступник в подобных случаях идет на различные ухищре­ния — указывает в письме, что оно написано под диктовку уехав­шего по разным причинам, при отправлении телеграмм, как и писем, не указывается обратный адрес и т.п. Это обстоятельство подтвер­ждается следующим случаем из практики расследования.

В отделение милиции обратился гражданин Аверкин с заявле­нием о том, что его жена ушла из дома и не вернулась. На работе ее не было, звонки в больницы и морги ничего не дали, родные и знакомые ее не видели. Был объявлен розыск пропавшей. В бесе­дах с родными и знакомыми работники милиции выявили неко­торые детали семейной жизни заявителя. Стало известно, что Авер­кин часто приходил домой пьяным, издевался над женой, бил ее, угрожал убийством. В связи с подозрением в совершении преступ­ления заявитель был арестован, но свою вину он категорически отрицал. Через двенадцать дней после ареста в прокуратуру при­шла мать арестованного и принесла письмо от пропавшей жены. В нем сообщалось, что, не выдержав такой жизни, она уехала с одним знакомым в Сибирь и просит ее не искать, со временем, когда обида пройдет, она сама подаст на развод. Обратный адрес отсут­ствовал, но на конверте был четкий оттиск штемпеля почтового отделения одного из городов Сибири. С целью проверки письма оно вместе с образцами почерка пропавшей и ее мужа было направле­но в Киевский научно-исследовательский институт судебных экс­пертиз. Эксперты в своем заключении пришли к выводу, что текст письма и адрес исполнены самим Аверкиным с тщательным под­ражанием почерку жены. После ознакомления с заключением эксперта Аверкин сознался в убийстве жены и показал место ее захоронения 1.

1 Российская Е.Р. Профессия — эксперт. М.: Юристъ, 1999. С. 97—98.

Наряду с почерковедческой экспертизой, может быть проведе­на и автороведческая экспертиза, предметом которой является установление авторства лица по тому или иному тексту. Нередко автор и исполнитель письма не совпадают.

Для расследования имеют значение выяснения отдельных об­стоятельств события преступления, и результаты материаловедческих экспертиз. Последние в зависимости от объекта исследования разделяются на виды: волокнистых материалов, лакокрасочных материалов и покрытий, нефтепродуктов и горюче-смазочных ма­териалов; пластических материалов, стекла, керамики, строитель­ных материалов, металлов и сплавов, пластмасс, полимерных мате­риалов, наркотических веществ, табака, почвы и др. 1

1 Вандер М.Б. Советская криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий: Конспект лекций. Л.: ИУСРП, 1982. С. 11—12.

Результаты экспертного исследования могут дать информацию о месте совершения преступления, способе сокрытия трупа, в неко­торых случаях — способствовать установлению личности преступ­ника. По отдельным микрочастицам определяются орудие совер­шения преступления, а также время использования его определен­ным лицом. Это относится к частицам волокон верхней одежды преступника, а также потерпевшего как на орудии преступления, так и на одежде. Практика знает случаи, когда по содержимому карманов подозреваемого, наличию микрочастиц эксперт может ус­тановить их принадлежность орудию преступления и факт его ис­пользования преступником.

При расследовании преступлений рассматриваемой категории может иметь место исследование почвы либо почвенных насло­ений, полученных с места происшествия и обуви подозреваемого лица. Данные экспертизы позволяют установить место соверше­ния преступления, а также место сокрытия трупа. Иллюстраци­ей этого могут служить дела из практики расследования убийств «без трупа».

Так, после смерти матери, брат и сестра не могли разделить поровну наследство (дом и две машины), что нередко приводило к острым конфликтным ситуациям. Соседи знали об этих конфлик­тах, нередко перерастающих в драку, при которой не раз разнима­ли дерущихся. Внезапно ссоры прекратились, сестра сказала сосе­дям, что они помирились с братом, а через некоторое время исчезла.

Брат спустя несколько дней заявил об этом в органы милиции, рассказав соседям, что сестра поехала к своей тете в ближайшее село и домой не вернулась. К тому времени тетя приехала к брату и сообщила, что сестра не приезжала к ней, хотя и собиралась. Анализ конфликтных ситуаций, необъяснимое исчезновение сест­ры привели к мысли о возможном убийстве последней. Подозре­вался в совершении убийства брат, так как он был единственным заинтересованным в смерти сестры лицом. В дополнение к этим фактам соседи рассказали, что неделю назад на огороде усадьбы, где проживали сестра и брат, ночью был разведен огромный кос­тер, зловонный дым которого заставил соседей спросить брата о том, что он сжигает. Брат пояснил, что он сжигал старые вещи, при­надлежавшие матери, в том числе и развалившуюся мебель, и ис­пользовал для этого нефть, так как других горючих материалов у него не было. То обстоятельство, что сжигание происходило ночью, достаточно сбивчивые объяснения брата вызвали подозрение. Об этих обстоятельствах соседи сообщили в прокуратуру, и следова­тель, которому уже были переданы материалы о внезапном исчез­новении сестры, решил провести осмотр части территории, где про­исходило сжигание. С этой целью он обратился к химику — сотруднику экспертно-криминалистического отдела УВД, и такой осмотр был проведен. В ходе его было обнаружено большое коли­чество золы, часть которой была изъята, почва, пропитанная нефтью, часть которой также была изъята. Но самым неожиданным при осмотре было обнаружение части металлической челюсти (зубов), которая также была изъята и исследована. Немедленное обраще­ние к стоматологу больницы, где сестра лечила зубы, позволило с достоверностью установить, что челюсть принадлежала потерпев­шей. Такое обстоятельство стало основанием для задержания брата в качестве подозреваемого. Результаты почвоведческой и материаловедческой экспертиз о составе золы (она имела включения орга­нических веществ) и земли, пропитанной нефтью, убедили следо­вателя в том, что в этом месте был сожжен труп. Предъявление этих и других доказательств брату потерпевшей заставили его признать себя виновным в совершении убийства. С целью полу­чения наследства, он убил спящую сестру, расчленил труп и сжег его вместе с другими вещами, облив нефтью 1.

1 Архив Харьковского областного суда, 1986 г.

Доказательством, уличающим убийцу в совершении преступ­ления, могут быть и результаты экспертизы волокон, других час­тиц наложений, появившихся в результате контакта жертвы с пре­ступником. Иллюстрацией этого "может быть следующий случай из практики расследования преступлений 2.

2 Архив Винницкого областного суда, 1991 г.

В одном из сел, прилегающих к Виннице, устроили шумную свадьбу. Среди приглашенных находился друг жениха — тракторист одной из бригад села и его девушка (доярка), отношения с которой у него приближались к разрыву. Будучи ревнивой, девушка беспричинно устраивала сцены трактористу, что во многом способ­ствовало охлаждению его прежних чувств. Во время танцев на свадьбе тракторист постоянно приглашал другую девушку, оставив без внимания свою подругу, что было замечено всеми присутству­ющими. Однако после свадьбы они направились вместе домой и, по утверждению девушки, расстались в ста метрах от дома, где про­живала сестра тракториста. Девушка же пошла ночевать к своей подруге.

На второй день свадьба продолжалась, но ни тракторист, ни его девушка на нее не пришли. Это вызвало недоумение жениха, и он послал своего друга к сестре тракториста, у которой тот по обык­новению ночевал. Однако сестра сказала, что брат к ней не прихо­дил, хотя и обещал прийти. Через три дня жених решил навестить своего друга, но его мать сказала, что он до сих пор со свадьбы не приходил, более того, его не было и на работе. Это вызвало подо­зрение относительно того, что он, будучи пьяным, мог упасть и за­мерзнуть (все происходило зимой) либо убит неизвестными лица­ми. Начали вести розыск исчезнувшего. Спустя два дня, лесник, работавший на участке неподалеку от дома, где проходила свадьба, сообщил в милицию об обнаружении трупа мужчины на опушке леса. Следователь прокуратуры выехал на место происшествия и в ходе осмотра в присутствии судебно-медицинского эксперта ус­тановил, что это тракторист, задушенный, по мнению эксперта, ка­ким-то мягким предметом или руками. Допрос девушки не дал никаких сведений, та только сообщила, что они поругались и ра­зошлись по домам.

Однако результаты судебно-медицинского исследования дали достаточно любопытную информацию. Судебно-медицинский экс­перт в своем заключении указал, что смерть наступила в резуль­тате асфиксии (шея была сжата мягким предметом, вероятно, шар­фом). Более того, при микроисследовании волокон и пушинок, обнаруженных судебно-медицинским экспертом и представленных в лабораторию материаловедческих экспертиз Харьковского науч­но-исследовательского института судебных экспертиз, было уста­новлено, что они представляли собой микрочастицы мохерового из­делия, имеющего в своей расцветке нити голубого, коричневого и розового цветов. Примечательным оказалось, что девушка в тот последний вечер была в модном по тем временам шарфеподоб-ной расцветки. Она продолжала носить этот мохеровый шарф. Сле­дователь в ходе проведенного обыска в квартире девушки изъял шарф и направил его для производства дополнительной экспер­тизы по ранее проведенному исследованию. Экспертизой было ус­тановлено полное сходство обнаруженных на шее потерпевшего пушинок с качественно-количественными характеристиками изъя­того шарфа. Девушка была задержана по подозрению в убийстве. На допросе при предъявлении ей заключения эксперта задержан­ная призналась в совершении убийства, сообщив, что в процессе ссоры, когда она с трактористом, гуляя на опушке лесного массива, хотела пошутить и накинула ему на шею свой мохеровый шарф, сказав, что сейчас его задушит, он начал оскорблять ее. Тогда, завя­зав шарф узлом, она сильно сжала шею парня, который упал и начал хрипеть. Девушка затянула шарф со всей силой. Когда он перестал подавать признаки жизни, девушка взяла шарф и при­сыпав труп прошлогодней листвой, пошла ночевать к подруге. Таким образом, быстрому расследованию убийства способствова­ли исследования, проведенные экспертами.

В отдельных случаях при расследовании убийств «без трупа» может иметь место ситуация, когда в процессе производства обыс­ка или осмотра места происшествия могут быть обнаружены сле­ды применения огнестрельного оружия — пули, гильзы, пробоины в отдельных предметах обстановки, внедрение несгоревших поро­шинок и т.д. В таких обстоятельствах назначается судебно-балли-стическая экспертиза, которая может дать информацию о виде и системе применяемого оружия, о механизме его применения, о рас­стоянии, с которого производились выстрелы, об индивидуальных и родовых характеристиках оружия, о месте нахождения стреляв­шего и других данных. Заключения экспертов в таких случаях мо­гут способствовать как розыску оружия, так и получению доказа­тельств причастности лица к совершению преступления.

В числе экспертиз, назначаемых при расследовании убийств «без трупа», может быть трассологическая экспертиза (идентификация целого по части).

Судебно-трассологическая экспертиза может способствовать получению важной информации, определяющей дальнейшее на­правление расследования и установление личности преступника.

Так, на железнодорожном полотне, неподалеку от станции Харьков-пассажирский, был обнаружен труп мужчины с травма­ми, свидетельствующими о переезде поездом. Однако при вскры­тии трупа, судебно-медицинский эксперт пришел к заключению, что травмы «переезда» являются посмертными, так как смерть муж­чины наступила более двух суток назад.

Кроме того, при вскрытии черепа был обнаружен обломок ре­жущей части ножа, которым была причинена травма, повлекшая смерть. Вещественное доказательство было передано следователю, который быстро установил личность потерпевшего, обнаружив в потайном кармане его одежды справку об освобождении из мест лишения свободы. При посещении места жительства потерпевше­го было установлено, что он — родной брат хозяина квартиры, вернувшийся из мест лишения свободы около двух месяцев назад. Однако, имея склонность к бродяжничеству, он ушел около месяца назад и не вернулся. Заявления об его исчезновении брат не пода­вал, зная, что «он погуляет и вернется». Опросом соседей и прове­дением других оперативно-разыскных мер было установлено, что отношения братьев носили остроконфликтныйхарактер: «благопо­лучный» брат тяготился родственником-бандитом и всячески его третировал. В этой связи у следователя возникла версия о возмож­ном убийстве. Подозреваемый был задержан. В ходе обыска квар­тиры были обнаружены многочисленные пятна крови в коридоре квартиры, причем плохо замытые, а в тумбочке кухни был найден нож, кончик которого длиной в четыре сантиметра был отломлен. Проведенной трассологической экспертизой было установлено, что обнаруженная часть по техническим характеристикам металла, химическому составу, линии разлома совпадает с частью ножа, найденного при обыске. При предъявлении подозреваемому зак­лючения эксперта, он признал себя виновным в убийстве брата и инсценировании его случайной смерти.

При расследовании убийств «без трупа» имеют место случаи, когда проводится медико-трассологическая экспертиза. Так, при работе земснаряда по углублению и очистке одного из озер на окраине Харькова, был обнаружен целлофановый пакет, появив­шийся на транспортере машины во время ее работы. Машинист и его помощник сняли пакет и, развернув его, увидели обезглав­ленную часть туловища ребенка шести-семи лет. Приехавшие на место происшествия следователь прокуратуры и судебно-медицин­ский эксперт установили, что труп принадлежит девочке шести-семи лет, он обезглавлен, отчленены также руки и ноги. Останки туловища одеты в школьное платье и фартучек, в кармане кото­рого обнаружены ключи, видимо, от квартиры. Других данных в ходе осмотра обнаружено не было. Проведенной судебно-медицин­ской экспертизой был подтвержден факт расчленения, судя по характеру, произведенного «тесаком», имеющим индивидуальные признаки на режущей части. Такие признаки особенно отчетли­во запечатлелись на хрящевой ткани, часть которой была изъята экспертом и помещена в формалиновую среду для целей даль­нейшей возможной идентификации орудия расчленения. В про­цессе расследования была установлена личность потерпевшей — исчезнувшая ученица первого класса Люда Т., розыск которой про­должался около двух месяцев. По подозрению в убийстве был за­держан гражданин Петров, сосед Люды, проживавший этажом выше и продавший одной из женщин, проживавших в этом доме кофточку, которую мать Люды опознала на одной из девочек, иг­равшихся во дворе дома. Проведенным обыском на квартире по­дозреваемого были обнаружены следы крови, имевшие сравнительную давность и несколько тесаков. Последние были направлены на медико-трассологическую экспертизу, в процессе которой один из них был идентифицирован как несомненно оставивший сле­ды на хрящевой ткани тела потерпевшей. Заключение эксперта было главным уличающим доказательством преступления, совер­шенного Петровым 1.

1 Из практики Харьковской городской прокуратуры, 1984 г.

В случаях обнаружения трупа неизвестного лица назначается судебно-медицинская экспертиза, задачи которой сводятся к уста­новлению причины смерти, механизма и характера повреждений, типа орудия, которым причинена смерть, времени наступления смерти и т.п. Экспертное исследование трупа ставит цель сбора ин­формации для идентификации личности при использовании ин­дивидуальных особенностей и примет внешности потерпевшего. Большое значение в подобных случаях имеют данные о времени наступления смерти, перенесенных заболеваниях, переломах, про­тезировании, проведенных операциях и т.п. Перечисленные дан­ные могут играть важную роль для расследования в сочетании с тактической операцией (совокупностью следственных и оператив­но-разыскных действий) «атрибуция трупа», целью которой явля­ется получение достоверных данных о принадлежности неизвест­ного трупа, в том числе социально-демографических, психических, иных личностных характеристик погибшего, а также сведений о времени, месте и иных обстоятельствах смерти 2.

2 Шиканов В.И. Информация к тактической операции «Атрибуция трупа»: Учеб. пособие. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та. 1975. С. 54.

Для идентификации личности неопознанного трупа, а в отдель­ных случаях для установления принадлежности следов биологи­ческого происхождения, огромное значение имеет генная экспер­тиза (генная дактилоскопия) как использование величайшего открытия современности — индивидуальности генной характери­стики человека.

Предметом названной экспертизы является установление ин­дивидуальных особенностей строения ДНК в конкретном случае исследования тех или иных биологических фрагментов. В зависи­мости от особенностей строения ДНК набирается более чем доста­точное количество генетических элементов для идентификации человека. Высокая чувствительность метода исследования позво­ляет использовать его при установлении принадлежности обнару­женных частей одному трупу, источника происхождения микро­объектов биологической природы 3.

3 Ищенко Е.П. Научные основы генотипоскопического анализа / В кн.: Кри­миналистика; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Ф. Драпкина. М.: Высш. шк., 1994. С. 196—197.

Одной из сложных и, к сожалению, редко проводимых экспер­тиз при расследовании убийств «без трупа», является экспертиза, именуемая собирательным определением как «судебно-портретная». Она производится в тех случаях, когда труп обнаружен спу­стя значительный период времени после совершения преступления и не содержит примет внешности, вследствие процессов разложе­ния либо скелетирования. Сложность экспертизы состоит в отсут­ствии достаточного количества материала, который можно исполь­зовать для сравнительного исследования.

Идентификация трупа (личности) потерпевшего при производ­стве судебно-портретной экспертизы осуществляется следующими методами:

а) сравнением прижизненных изображений потерпевшего и изображения трупа;

б) сравнением прижизненных изображений потерпевшего с костными останками.

Такая экспертиза по своему характеру — комплексная, то есть специалистами в ней являются криминалисты и судебно-медицин­ские эксперты. Основным материалом для сравнительного иссле­дования становятся прижизненные фотографии потерпевшего, а также труп, костные останки трупа или их фотографии.

Для проведения экспертизы следователь предоставляет не ме­нее двух разных прижизненных фотографий потерпевшего. В этих целях могут быть использованы фотографии на документы, худо­жественные и даже изготовленные по правилам опознавательной съемки в тюрьме. К фотоснимкам-образцам предъявляются опре­деленные требования, соблюдение которых важно: лицо на сним­ке должно быть изображено в том же ракурсе, что и на исследуе­мом; качество снимков должно быть удовлетворительным; снимки не должны иметь следов ретуши.

Для проведения идентификации неопознанного трупа (лично­сти) следователю нужно произвести фотосъемку трупа в таком ракурсе, в каком изображен потерпевший на прижизненных фо­тографиях. Эксперт решает вопрос о том, одно ли лицо изображе­но на представленных фотографиях.

При обнаружении костных остатков черепа назначается экс­пертиза идентификации неизвестного лица по черепу и прижиз­ненной фотографии. Этот метод носит наименование аппликации (фотосовмещения), в основе которого лежит сопоставление путем оптического наложения фотографии черепа (исчезнувшего) — диапозитив и бесспорно принадлежащей определенному лицу при­жизненной фотографии (диапозитив). При совпадении так назы­ваемых константных (относительно неизменяемых) точек, эксперт приходит к заключению об идентичности 1.

1 Шиканов В.И. Указ. соч. С. 119.

Наиболее характерным в этом отношении является уголовное дело о безвестном исчезновении одной из иностранных студенток Харьковского госуниверситета С. Иглезиас. Девушка жила вмес­те со своими подругами, которые сообщили о том, что она не вер­нулась домой, выйдя днем на прогулку. Оперативно-разыскные дей­ствия, проводимые в связи с заявлением об ее исчезновении, не дали результатов. Спустя несколько месяцев в лесном массиве, непода­леку от источника был обнаружен труп женщины, состояние ко­торого не позволяло предъявлять его для опознания либо экспо­нировать по телевизору. К этому времени следственные органы располагали информацией о том, что студентка встречалась с од­ним молодым человеком, который тоже предпринимал усилия по ее розыску. Поступившая информация дополнялась и тем, что потерпевшая оказалась беременной.

Прижизненных фотографий С.Иглезиас было достаточно, и следователь назначил судебно-портретную экспертизу в целях ус­тановления личности погибшей. В процессе экспертного исследо­вания использовался метод «аппликации», то есть совмещения про­зрачных диапозитивов прижизненной фотографии и черепа. Совмещение показало полное совпадение константных точек и характеристики зубов потерпевшей (на фотографии она улыбалась), что дало основание для вывода о тождестве личности. Предъявле­ние результатов экспертизы явилось важным обстоятельством, способствующим признанию подозреваемого. В своих показани­ях он объяснил, что убийство было непреднамеренным. Молодой человек во время ссоры с силой оттолкнул девушку, которая упа­ла, ударившись головой. Когда он попытался ее поднять, то обна­ружил, что она была мертвой. Преступник оттащил труп подаль­ше от дороги и прикрыл упавшими ветвями 1.

1 Из практики Харьковской областной прокуратуры, 1974 г.

В практике расследования убийств «без трупа» могут использо­ваться и другие методы, в частности метод профессора М.И. Гераси­мова, обозначаемый как восстановление прижизненного облика погибшего (убитого) по черепу. Названный метод именуется также методом портретной реконструкции, он предполагает идентифика­цию лица на основании маски, полученной при восстановлении мягких тканей в соответствии со строением (морфологии) черепа. В отличие от художественного портрета, реконструкция по черепу является не субъективным решением портрета, а объективным его восстановлением — бесстрастной скульптурной схемой 2. Обычно скульптурный портрет фотографируется, а фотография предъявля­ется в числе других. Портретная реконструкция может иметь до­казательственное значение только в совокупности с другими дока­зательствами. При их отсутствии восстановление прижизненного облика погибшего может быть использовано в разыскных целях.

2 Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. Современный и ископае­мый человек. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 140—145.


7697149958194433.html
7697218867502877.html
7697305639364573.html
7697420838684118.html
7697549186081520.html